Социальное предпринимательство: как в Украине создают бизнес со смыслом


герой современного общества
Simple Change

За последние 5 лет украинцы стали серьезней относиться к благотворительности. Если в 2012-2013 гг. только 20% населения жертвовали деньги на поддержку общественных организаций и социальных проектов, то после Революции достоинства эта доля выросла до 40%. Выросла и средняя сумма, с которой наши соотечественники готовы расстаться, чтобы помочь другим — 500 грн после 2014 г. против 80 грн в предыдущие годы, по данным Украинского форума благотворителей.

“Но такая модель финансирования нестабильна, поэтому еще после кризиса 2008 года многие общественные организации начали задумываться, как стать устойчивыми без внешней поддержки. Это стало одной из причин активизации социального предпринимательства”, — объясняет президент Украинского форума благотворителей Анна Гулевская.

Социальное предпринимательство — это концепция, при которой социальная составляющая в каком-либо виде “встроена” в бизнес. Три примера социального бизнеса в Украине —  пиццерия Veterano Pizza (трудоустраивает и в процессе работы реабилитируют ветеранов АТО), общественные рестораны Urban 100 и Urban 500, (80% прибыли передают на реализацию общественных проектов), салон слабовидящих и незрячих массажистов.

Слева направо: Алена Калибаба (модератор дискуссии), Юрий Филюк (руководитель компании “23-ресторана” и основатель проекта “Тепле місто”), Анна Гулевская (президент Украинского форума благотворителей), Леонид Остальцев (основатель Veterano Pizza, член Общества ветеранов АТО, боев 30-бригады), Вадим Селиванов (исполнительный директор массажного салона с незрячими массажистами). Фото: Часопис

14 марта представители этих проектов собрались в креативном пространстве “Часопис”, чтобы обсудить основные принципы и перспективы социального бизнеса. Uamarket.info публикует ответы на основные вопросы, озвученные в ходе дискуссии.

Чем отличается “социальное” предпринимательство от “обычного”?

По сравнению с традиционными компаниями “социальные” проекты больше влияют на общество — это бизнес со смыслом. Однако четкую черту между “классическим” и “социальным” бизнесом провести сложно, поскольку многие предприниматели не идентифицируют свои проекты как “социальные”.

Например, Veterano Pizza нанимает и реабилитирует ветеранов АТО. Чтобы избежать закрытой системы, в пиццерию нанимают не только воевавших людей — примерно 40% сотрудников не проходили АТО. Также в компании работают 2 психолога, которые помогают в реабилитации бойцов.

Леонид Остальцев рассказывает об опыте Veterano Pizza. Фото: Часопис

“Социальная составляющая в Veterano Pizza есть, но я не считаю этот бизнес каким-то особенным. Он просто стал таким в силу проблем и трудностей, с которыми я столкнулся, когда вернулся с войны. И я решил свои проблемы таким образом. И почему-то это оказалось социальным предпринимательством, хотя для меня это не является чем-то удивительным, наоборот, помогать — это нормально”, — рассказывает основатель Veterano Pizza, член Общества ветеранов АТО, боев 30-бригады Леонид Остальцев.

Руководитель компании “23-ресторана” и основатель проекта “Тепле місто” Юрий Филюк  также узнал о том, что он социальный предприниматель уже после того, как запустил первый “общественный” ресторан Urban Space 100 в Ивано-Франковске. Он уверен, что сейчас рамки и определения “бизнеса” и “общественных проектов” размываются.

Юрий Филюк уверен, что границы между бизнесом и общественными проектами стираются. Фото: Часопис

“Я понял, что и раньше занимался социальным предпринимательством. Например, вместо того чтобы использовать синтетические решения, шел на более дорогие варианты и в итоге мы не зарабатывали столько сколько могли, только чтобы придерживаться наших ценностей. В моем понимании лучше просто создавать успешные бизнесы и потом просто правильно, в соответствии со своими ценностями распределять полученные деньги. Я уверен, что есть очень много бизнесов, которые не знают, что являются социальными, но существенную часть прибыли отправляют на важные вещи ”, — делится он.

Социальное влияние бизнес-проекта становится важной частью его финансовой оценки. “Мировые инвестфонды уже включили social impact в систему оценки бизнеса,  наравне с тремя базовыми параметрами — возвращением капитала, рисками и ликвидностью. Это значит, что они считают это обязательной составляющей для выживания бизнеса”, — рассказывает Юрий Филюк. По его словам, в будущем у компаний, которые не будут глубоко вплетать социальную миссию в свое развитие, просто не будет перспективы.

Пользуются ли социальные проекты популярностью у инвесторов?

Украинские инвесторы не против вкладываться в социальные проекты, однако большим спросом пользуются уже работающие и доказавшие свою состоятельность модели развития.

Например, у Urban Space сейчас есть около 200 запросов на реплики модели в другие города. Пользуется популярностью и модель Veterano Pizza, хотя на старте упоминание ветеранов не особо помогало при поиске финансирования.

Подбирать партнеров нужно тщательнее, чем в “классическом” бизнесе, поскольку основателям таких компаний нужно следить за соблюдением заложенных в проект ценностей.

Вадим Селиванов рекомендует тщательно отбирать партнеров. Фото: Часопис

“Не все предложения можно принимать, поскольку есть шансы, что к работающему социальному бизнесу присоединятся те, кто за счет социального аспекта хочет просто заработать”, — поясняет исполнительный директор массажного салона с незрячими массажистами Вадим Селиванов. В этом салоне работают специалисты из единственного бегового клуба для незрячих в Украине Guide Runner.

“Из 14 претендентов на франшизу в Днепре я отобрал только одного, который еще 4 месяца учился здесь перед запуском проекта”, — подтверждает его слова наглядным примером Леонид Остальцев .

Помогает ли “социальность” увеличивать продажи?

На старте социальные проекты получают больше шансов “раскрутиться”, чем традиционные бизнесы. Однако в дальнейшем выручка зависит только от качества товара или услуги, уверяют предприниматели.

“Социальность” добавляет симпатичность бизнесу и может помочь на старте, когда ваш продукт приходят попробовать. В остальном важен классный продукт”, — уверяет Юрий Филюк.

Однако какая бы классная идея не была, без классного продукта реальным бизнесом она не станет. “Вне зависимости от того, будем мы Ветерано пицца или Часопис пицца, к нам приходят именно поесть пиццу”, — объясняет Леонид Остальцев.

При этом прибыль социальных проектов в Украине будет меньше чем, у классического бизнеса, уверен Юрий Филюк. “Вы будете пытаться все делать прозрачно и правильно, из-за чего ваши расходы будут больше, чем у традиционных компаний”, — аргументирует он.

Хотя в мире у социальных предприятий есть все шансы быть более прибыльными, чем обычные. В Британии при равных показателях качества “социальные” бизнесы получают на 11% больше прибыли, чем традиционные, уверяет Анна Гулевская.

Есть ли в Украине какие-то льготы и особые формы для регистрации социальных предприятий?

Законодательно понятие социального предпринимательства в Украине никак не прописано. Соответственно, для этой деятельности не предусмотрено никаких льгот или дотаций. Более того, предприниматели уверяют, что льготы могут скорее навредить, чем принести пользу социальным бизнес-проектам.

“Это манипулятивное поле. Вместе со льготами появится уйма желающих организовать манипуляции. Поэтому бизнес должен оставаться бизнесом. А если надеяться на льготы, внимание будет сосредоточено не на продукте, а на компенсации”, — поясняет Олег Филюк.

Валерия Вольвач

Полезная информация? Возможно, она пригодится и твоим друзьям. Поделись в соцсетях!


Понравился материал? Читай наш паблик-аккаунт в Viber , каждый вечер мы публикуем там по 3 самых интересных материала за день!

Есть что рассказать? Напиши нам колонку !
90 queries in 0,355 seconds.