Что там у Кабмина: месяц холодной войны


В этом году середина весны будет связана с отчетом правительства о выполнении программы своей деятельности за прошлый год. Этого момента ждут многие парламентарии и политики, не представленные в Верховной Раде, ведь правительственный кризис способен превратить ситуацию на резервуар с мутной водой, где есть соблазн поймать большую рыбу собственного успеха.

Стратегия и тактика в зоне компромисса

Владимир Гройсман стал премьер-министром Украины в середине апреля прошлого года в результате компромисса между фракциями БПП и «Народного фронта». Лидер «фронтовиков» Арсений Яценюк тогда был вынужден добровольно уйти в отставку, а две крупнейшие парламентские фракции с помощью группы внефракционных переформатировали коалицию.

Ее поименный список до сих пор не обнародован, что вызывает критику со стороны представителей оппозиции, которые работают сразу в четырех парламентских фракциях. Впрочем, Радикальная партия балансирует между властью и оппозицией, ее поведение является признаком политических торгов, которые продолжаются и сейчас, заметно оживляясь по мере приближения «часа Ч» для правительства Гройсмана.

Собственно, ничего нового в тактике борьбы Кабинета Министров за собственное выживание не наблюдается, ведь правительства в Украине всегда пытались бороться за продолжение своей работы. Другое дело, что не каждое из них действовало в условиях противостояния России в экономической, энергетической и других сферах, когда существует потребность не только в четкой стратегии действий, а и умелых ежедневных тактических маневрах. Гибридная агрессия Кремля накладывает свои ограничения на пространство для маневра правительства, в частности существенно ограничивая объем финансовых ресурсов, которые могут быть использованы в процессе поиска лояльности.

Чем меньше позитива, тем больше голов слетит

Вполне понятной выглядит озабоченность Владимира Гройсмана последствиями блокады на Донбассе. По его словам, незаконные действия блокирующих фактически уничтожают ростки экономического роста (в конце 4-го квартала 2016 этот  показатель составил 4,7%). Зависимость проста — чем меньше у Кабинета Министров положительных примеров собственной работы, тем ожесточеннее будут торги в середине апреля. Похоже, правительству для собственного сохранения придется пожертвовать несколькими министрами, чтобы заручиться поддержкой депутатского корпуса. И полностью от отставки застрахованы разве что руководители оборонного и внешнеполитических ведомств, которые назначаются и освобождаются по президентскому представлению.

Последние достижения и проколы правительства Гройсмана

Перед тем, как проанализировать потенциальные «слабые звенья», предлагаю сосредоточиться на достижениях и проколах Кабинета Министров. Среди первых назовем выравнивание цены газа для различных категорий потребителей и иск в Стокгольмский арбитраж с целью пересмотра условий контракта на поставку «голубого золота», подписанного при благословении Юлии Тимошенко и Владимира Путина. Стоимость этой договоренности для украинской экономики была чрезмерной.

Решение о выравнивании цены газа привело к повышению тарифов на жилищно-коммунальные услуги, однако было необходимо, поскольку позволило залатать огромную финансовую дыру в балансе «Нафтогаза Украины». По словам вице-премьера Павла Розенко, субсидию на оплату услуг ЖКХ получают 7, 5 млн украинских семей. Субсидирование критикуют (не без оснований), однако заменить его сегодня сложно. Кстати, вторую зиму подряд Украина обошлась без поставок российского газа, что может стать весомым аргументом в Стокгольме.

С 1 января 2017 минимальная зарплата в Украине составляет 3200 гривен. Обществу не удалось обойти дискуссию о целесообразности этого шага, однако он, как минимум, имеет психологическое значение: в течение последних лет наше государство было европейским аутсайдером по размерам средней зарплаты, а вопрос эффективности социальной политики остается одним из краеугольных камней внутренней политики. Поэтому для Кабмина повышение минимальной зарплаты — это прежде всего демонстрация собственного потенциала к осуществлению изменений. В этой же категории следует рассматривать стремление правительства добиться уменьшения стоимости лекарств.

Что касается недостатков, то кроме уже упомянутой блокады на Донбассе, которая стала фактором негативного воздействия на экономику и миной замедленного действия для власти в целом, можно вспомнить задержание главы Государственной фискальной службы Романа Насирова, которому НАБУ выдвинула обвинения в масштабных махинациях в пользу одиозного парламентария Александра Онищенко . Вряд ли это событие сможет найти положительную оценку у рядовых граждан.

Еще один аспект — состояние автомобильных дорог после зимы 2016/2017, ведь вряд ли кто-то из автомобилистов может назвать его приемлемым и подходящим для европейской страны с уникальными транзитными возможностями.

Незаменимых у нас нет

Позиции министра инфраструктуры Владимира Омеляна (конечно, не только в контексте состояния автомобильных дорог) выглядят сейчас наиболее уязвимыми. Руководитель стратегической для страны отрасли вступил в публичный спор с руководителем «Укрзализныци» Войцехом Балчуном, и вряд ли может утверждать, что вышел из нее победителем. Периодически критические стрелы со страниц СМИ и телеэкранов летят и в адрес министра АПК Тараса Кутового. Логика развития событий внутри украинского политикума подсказывает, что и министр финансов Александр Данилюк, несмотря на скептическое отношение к Роману Насирову, не может быть 100-процентно уверенным в своих позициях. Уязвимыми выглядят и позиции и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, которая пытается дать бой больничной мафии.

Одним из парадоксов можно назвать позиции в правительстве Арсена Авакова. Хотя министра внутренних дел не критикует разве что ленивый, всерьез предполагать возможность его отставки вряд ли кто-то возьмется, поскольку такое развитие событий приведет к выходу «Народного фронта» из парламентской коалиции и быстро углубит политический кризис. Это означает, что в середине апреля нас ожидают мощные пиар-атаки на правительство, его позиционная защита и определение «министров на заклание», увольнение которых может спасти премьерскую карьеру Владимира Гройсман. Понятно, что в этих условиях говорить о серьезных экономических реформах или предметном анализе работы правительства, к сожалению, не приходится.

Период упущенных возможностей

Поэтому и позиции самого Владимира Гройсмана выглядят небезупречными. Юлия Тимошенко заблаговременно начала атаку на премьера, назвавшего ее «матерью украинской коррупции». Лидер «Батькивщины» тем временем пошла на хитрость, говоря о необходимости увольнения лишь главы правительства, а не всего его состава. Правда, законодательство предусматривает при таком варианте необходимость переутверждения всех министров, и в этом случае вряд ли удастся обойтись без кадровых изменений.

Премьерская судьба Гройсмана в значительной степени будет зависеть от его лояльности президенту, ведь глава государства также заинтересован в стабильности и экономическом росте. Кстати, Министерство информационной политики могло бы более активно выстраивать коммуникации с гражданами, пытаясь сохранить нынешний состав Кабинета Министров на рабочих местах.

Похоже, нас ждет напряженный месяц холодной войны между вчерашними соратниками и политическими союзниками. Назвать период до отчета Кабинета Министров благоприятным для экономических преобразований никак не получается, значит, он будет потерянным для страны.

Евгений Магда, «Вісті COOP»

Полезная информация? Возможно, она пригодится и твоим друзьям. Поделись в соцсетях!


Понравился материал? Читай наш паблик-аккаунт в Viber , каждый вечер мы публикуем там по 3 самых интересных материала за день!

Есть что рассказать? Напиши нам колонку !

Похожие новости:

116 queries in 0,402 seconds.